luvida

Category:

Герой не нашего времени...

Печально я гляжу на наше поколенье! 

Любимым предметом в школе...
В общем-то, я любила и математику, и черчение, и немецкий, и химию...
Но всё-таки интереснее всего мне была литература.

Автопортрет Лермонтова, акварель на бумаге, 1937
Автопортрет Лермонтова, акварель на бумаге, 1937

Каждый урок Петра Михайловича, преподавателя русского и литературы (а по совместительству директора школы), был праздником, театром, встречей с чем-то новым, интересным.

Однако самым ценным на уроках «дерика» (так мы между собой называли нашего учителя) была возможность формировать и даже высказывать (вслух или в сочинениях) своё мнение. 

А темы сочинений были!
Ну, к примеру, «Герой нашего времени» — не слабо?

Нет, вы не поняли — это не о Лермонтове и Печорине, это о том, кого мы в тот момент считали героем своего времени...

А я сегодня — именно о Лермонтове, Михаиле Юрьевиче.
Он родился в этот день — 15 октября 1814 года.
И, прожив на свете всего 27 лет, сумел оставить своё имя в русской литературе — надеюсь, навсегда.

Пушкин — Лермонтов

Школьницей я никак не могла решить, какой же поэт для меня главнее, - Пушкин или Лермонтов.
Вот почему-то надо было это мне определить.
Может быть, потому что при жизни гении соперничали друг с другом?!
Сейчас для меня такого вопроса нет: они оба для меня – «главные»!
Уже тогда гибель Пушкина и стихотворение Лермонтова на его смерть их примирили и уравняли. 

Лермонтову было 23, когда он написал это гневное стихотворение.
Заканчивалось оно поначалу словами «И на устах его печать».
Однако, когда один из чиновников стал выговаривать, что зря, мол, автор «обидел» такого «джентльмена», как Дантес, Лермонтов приказал гостю выйти вон и дописал последние 16 строк:

Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!
 

И — отправился в ссылку на Кавказ...

Картина Лермонтова "Эльбрус", снято в музее поэта в Тамани.
Картина Лермонтова "Эльбрус", снято в музее поэта в Тамани.

«Герой нашего времени»

А в 26 он закончил свой главный труд — роман «Герой нашего времени», который сначала состоял из отдельных повестей, напечатанных в журнале «Отечественные записки».
Дописав несколько глав, Лермонтов объединил их в завершённый роман.
Общественность не могла не заметить столь весомый труд, и почти все критики и литераторы сошлись во мнении, что в образе Печорина автор изобразил самого себя, и не преминули заметить, что такой герой не может являться героем своего времени.

Картинка из Яндекса.
Картинка из Яндекса.

В «Предисловии» ко второму изданию Лермонтов написал:

«... Герой Нашего Времени, милостивые государи мои, точно, портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии. Вы мне опять скажете, что человек не может быть так дурен, а я вам скажу, что ежели вы верили возможности существования всех трагических и романтических злодеев, отчего же вы не веруете в действительность Печорина? Если вы любовались вымыслами гораздо более ужасными и уродливыми, отчего же этот характер, даже как вымысел, не находит у вас пощады? Уж не оттого ли, что в нем больше правды, нежели бы вы того желали?..Вы скажете, что нравственность от этого не выигрывает? Извините. Довольно людей кормили сластями; у них от этого испортился желудок: нужны горькие лекарства, едкие истины. Но не думайте, однако, после этого, чтоб автор этой книги имел когда-нибудь гордую мечту сделаться исправителем людских пороков. Боже его избави от такого невежества! Ему просто было весело рисовать современного человека, каким он его понимает, и к его и вашему несчастью, слишком часто встречал. Будет и того, что болезнь указана, а как ее излечить — это уж бог знает!»

Нет сомнения, однако, что в собирательном образе Печорина очень много черт автора.
И какой же мудростью и чувством самоиронии надо обладать, чтобы  в 26 лет так умело и беспощадно высмеять себя и своё поколение?! 

Прижизненные издания

Единственный портрет Лермонтова в профиль, сделан его однополчанином Д.П. Паленом в 1840 году.
Единственный портрет Лермонтова в профиль, сделан его однополчанином Д.П. Паленом в 1840 году.

При жизни М.Ю. Лермонтова вышло всего три издания: дважды был издан роман «Герой нашего времени» (1840, 1841) и единственный поэтический сборник, в который вошли 26 стихотворений и 2 поэмы (1840).

Гибель Лермонтова

В Пятигорске, на северо-западном склоне горы Машук, на месте гибели М.Ю. Лермонтова, нынче стоит памятник, открытый в 1915 году.
Хотя нынешние лермонтоведы уверяют, что не здесь произошла дуэль, и усиленно ищут точное место...

Впрочем, и прах поэта покоится не там, где его первоначально захоронили, на Пятигорском кладбище, хотя скромный надгробный памятник, говорят, стоит там до сих пор.
Через восемь месяцев после гибели гроб с прахом поэта был перевезён в село Тарханы Пензенской области и погребён в семейной часовне рядом с могилой матери.

Погиб М.Ю. Лермонтов, как известно, на дуэли.
Официально, это была его вторая дуэль, но сколько их было на самом деле, история умалчивает.

Памятная стела на месте гибели М.Ю. Лермонтова у горы Машук в Пятигорске. Снято в феврале 2014 года
Памятная стела на месте гибели М.Ю. Лермонтова у горы Машук в Пятигорске. Снято в феврале 2014 года

Роковую дуэль точнее всех описал секундант Лермонтова князь Александр Васильчиков:

«Однажды на вечере у генеральши Верзилиной Лермонтов в присутствии дам отпустил какую-то новую шутку, более или менее острую, над Мартыновым. Что он сказал, мы не расслышали; знаю только, что, выходя из дому на улицу, Мартынов подошел к Лермонтову и сказал ему очень тихим и ровным голосом по-французски; "Вы знаете, Лермонтов, что я очень часто терпел ваши шутки, но не люблю, чтобы их повторяли при дамах",- на что Лермонтов таким же спокойным тоном отвечал: "А если не любите, то потребуйте у меня удовлетворения".
Больше ничего в тот вечер и в последующие дни, до дуэли, между ними не было, по крайней мере нам, Столыпину, Глебову (другим секундантам) и мне, неизвестно, и мы считали эту ссору столь ничтожною и мелочною, что до последней минуты уверены были, что она кончится примирением. Тем не менее все мы, и в особенности М. П. Глебов, который соединял с отважною храбростью самое любезное и сердечное добродушие и пользовался равным уважением и дружбою обоих противников, все мы, говорю, истощили в течение трех дней наши миролюбивые усилия без всякого успеха. Хотя формальный вызов на дуэль и последовал от Мартынова, но всякий согласится, что вышеприведенные слова Лермонтова "потребуйте от меня удовлетворения" заключали в себе уже косвенное приглашение на вызов, и затем оставалось решить, кто из двух был зачинщик и кому перед кем следовало сделать первый шаг к примирению.
На этом сокрушились все наши усилия; трехдневная отсрочка не послужила ни к чему, и 15 июля часов в шесть-семь вечера мы поехали на роковую встречу; но и тут в последнюю минуту мы, и, я думаю, сам Лермонтов, были убеждены, что дуэль кончится пустыми выстрелами и что, обменявшись для соблюдения чести двумя пулями, противники подадут себе руки и поедут... ужинать.
Когда мы выехали на гору Машук (близ Пятигорска) и выбрали место по тропинке, ведущей в колонию (имени не помню), темная, громовая туча поднималась из-за соседней горы Бештау.
Мы отмерили с Глебовым тридцать шагов; последний барьер поставили на десяти и, разведя противников на крайние дистанции, положили им сходиться каждому на десять шагов по команде "марш". Зарядили пистолеты. Глебов подал один Мартынову, я другой Лермонтову, и скомандовали: "Сходись!"
Лермонтов остался неподвижен и, взведя курок, поднял пистолет дулом вверх, заслоняясь рукой и локтем по всем правилам опытного дуэлиста. В эту минуту, и в последний раз, я взглянул на него и никогда не забуду того спокойного, почти веселого выражения, которое играло на лице поэта перед дулом пистолета, уже направленного на него. Мартынов быстрыми шагами подошел к барьеру и выстрелил. Лермонтов упал, как будто его скосило на месте, не сделав движения ни взад, ни вперед, не успев даже захватить больное место, как это обыкновенно делают люди раненые или ушибленные.
Мы подбежали. В правом боку дымилась рана, в левом - сочилась кровь, пуля пробила сердце и легкие.
Хотя признаки жизни уже видимо исчезли, но мы решили позвать доктора. По предварительному нашему приглашению присутствовать на дуэли доктора, к которым мы обращались, все наотрез отказались. Я поскакал верхом в Пятигорск, заезжал к двум господам медикам, но подучил такой же ответ, что на место поединка по случаю дурной погоды (лил проливной дождь) они ехать не могут, а приедут на квартиру, когда привезут раненого.
Когда я возвратился, Лермонтов уже мертвый лежал на том же месте, где упал; около него Столыпин, Глебов и Трубецкой. Мартынов уехал прямо к коменданту объявить о дуэли. Черная туча, медленно поднимавшаяся на горизонте, разразилась страшной грозой, и перекаты грома пели вечную память новопреставленному рабу Михаилу.
Столыпин и Глебов уехали в Пятигорск, чтобы распорядиться перевозкой тела, а меня с Трубецким оставили при убитом. Как теперь, помню странный эпизод этого рокового вечера; наше сиденье в доле при трупе Лермонтова продолжалось очень долго, потому что извозчики, следуя примеру храбрости гг. докторов, тоже отказались один за другим ехать для перевозки тела убитого. Наступила ночь, ливень не прекращался... Вдруг мы услышали дальний топот лошадей по той же тропинке, где лежало тело, и, чтобы оттащить его в сторону, хотели его приподнять, от этого движения, как обыкновенно случается, спертый воздух выступил из груди, но с таким звуком, что нам показалось, что это живой и болезный вздох, и мы несколько минут были уверены, что Лермонтов еще жив».

Убийца Лермонтова тоже порывался написать воспоминания о поэте и, очевидно, хотел в какой-то мере оправдаться перед современниками и потомками. Он дважды начинал свои записи и оба раза бросал, написав по нескольку страниц; дальше воспоминаний об учебе в юнкерской школе Мартынов не пошел.
Мартынов прожил 60 лет и умер спустя 34 года после дуэли.

В каждом времени свои герои

«Герой нашего времени» — это уже не только заголовок к роману.  
И не только сам роман М.Ю. Лермонтова с образом его «героя».
Это — образ жизни общества, пароль, контрольный выстрел вопрос: скажи мне, кто твой герой, и я скажу, кто ты, и в каком обществе ты живёшь. 

Так каков он, герой нынешнего времени?

Обычно, если я задаю вопрос, то первым делом сама на него отвечаю.
А вот сейчас промолчу — что-то кажется мне, не моё это время, почти уже не моё...

***
Пост составлен из моих же нескольких небольших постов, опубликованных ранее.

promo luvida november 15, 2013 07:19 381
Buy for 20 tokens
***
...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded