luvida

Category:

Искья, немцы, Берлинская стена и фото на память

Он руку оттолкнул мою
И отвечал: «Не узнаю!»

Николай Гумилёв

Встреча из этой серии: только раз – и больше никогда не встретимся, произошла у нас в Италии, на Искье, вулканическом острове в Тирренском море, рядом с Неаполем.

Это было 10 лет назад, и тогда туристов из России здесь было крайне мало.
А первыми, как рассказали нам местные жители, оценили здешнюю красоту и комфорт туристы из Германии, поэтому на Искье немецкий язык является практически вторым «островным» языком: все надписи, объявления, меню обязательно дублируются по-немецки. А уж затем (возможно, но не обязательно) – на английском, французском, испанском или русском. 

Вот на этом самом острове и произошла та памятная встреча.
После ужина мы вышли на террасу полюбоваться закатным солнцем.

И поснимать его и друг друга на наши тогдашние мыльницы.
Услышав сзади шаги, обернулись.

К нам подошла пара немолодых людей.
Мужчина высокий, худой, в очках.
Рядом, улыбаясь, полноватая дама с добродушным лицом.

Мужчина жестами предложил сфотографировать нас вдвоём.

– Спасибо, – поблагодарил Алексей, после того, как мужчина вернул фотоаппарат.
— Vielen Dank, - сказала я: слышала, как до этого они говорили между собой по-немецки.

– Вы из Москвы? – почему-то обрадовался он и, услышав положительный ответ, стал вдруг рассказывать о себе.
Глядя при этом на Алексея, не понимающего по-немецки. 

Говорил он медленно, как будто специально для того, чтобы я успевала переводить. Однако, когда что-то переспрашивала, он как будто не слышал.
Поясняла жена, которая при этом смотрела на него с беспокойством.

Вот что он рассказал о себе.
Родился в Берлине, но в 1961 году, в 18-летнем возрасте сбежал в Западный Берлин (über die Mauer geschoben — «перемахнул через стену»).
Потому что очень плохо было тогда жить.
Родителей не было в живых.
Была только сестра, она вышла замуж за советского военного.
Сейчас в Москве живёт племянница, был несколько раз у неё в гостях.
Жена из Дюссельдорфа, там они и живут.

Долго молчал, потом, повернувшись ко мне:
– Ведь правильно Горбачёв сделал, что стену развалил? – И, не дожидаясь ответа, продолжил – только он очень мягкий человек, поэтому его свергли.

Опять задумался на мгновение, затем тряхнул головой, улыбнулся и весело проговорил:
– А мы танцевать идём…

Мне очень хотелось ещё раз поговорить с этим странным немцем из Дюссельдорфа, но на следующий день во время ужина за их столиком уже сидели другие люди…

Сейчас я думаю, что они нас давно уже заприметили, но решились подойти в последний вечер своего отдыха...
Почему мы не сфотографировали их?
Мне кажется, он не хотел этого...

***
#44 365days 

promo luvida november 15, 2013 07:19 381
Buy for 20 tokens
***
...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded