December 23rd, 2018

розовое

Смотрю телевизор

В выходные утром  сплошняком идут телеигры, которые я с удовольствием смотрю и пытаюсь вместе с участниками отгадать, придумать — поиграть, в общем.
Сначала «Умники и умницы» на Первом, потом переключаюсь на «Россию» и смотрю «Сто к одному», «Пятеро на одного».

Днём на НТВ идёт «Своя игра», а в воскресенье вечером возвращаюсь на Первый и азартно болею за знатоков в «Что? Где? Когда?». 

Да нет, не каждую передачу смотрю, — не получается всё время перед телевизором сидеть. Только когда есть возможность...

promo luvida november 15, 2013 07:19 381
Buy for 20 tokens
Меня зовут Любовь. Я всегда рада добрым людям, и мне совершенно безразлично, каков ваш рейтинг, СК, социальное положение, раса, гражданство или национальность. Пишу я обо всём, что происходило, происходит и, возможно, будет происходить со мной и вокруг меня. Со мной можно не соглашаться и даже…
розовое

"Трое у пулемёта"

Как же долго я её искала — книгу, которую прочитала когда-то в старших классах, и которая такое впечатление на меня произвела, что я на всю жизнь запомнила её название и имя автора. Только вот саму книгу потеряла...

И уже года два, наверное, пытаюсь найти её — по названию.
А вот нигде её нет. Другие книги автора есть, а этой нет...

Ну что ж, подумала я, буду пока другие читать.
И вот оно — чудо, я её уже по эпиграфу узнала:
«Они не жертвы, а избранники. Не сожаления, а зависти они достойны...»
Это, если кто не знает, надпись на граните на братском кладбище Марсового поля.
Оказалось, что книга Олега Сидельникова, которая когда-то называлась «Трое у пулемёта», издаётся теперь под другим названием «Пора летних каникул».

Книга о семнадцатилетних героях Великой Отечественной.
О том, как и почему герои оставались безымянными.
О дедушке моём эта книга, — он, правда, был старше этих ребят, но тоже погиб безвестным, лишь запись осталась: не вернулся из боя.


розовое

Все дороги ведут к храму

Когда едешь по России, то ясно, почти дословно понимаешь эту пословицу.
В далекой перспективе возвышается вдруг церковь. И кажется, что автомобиль, как завороженный, едет прямо на неё. 

Collapse )