November 25th, 2017

розовое

Не сойти с места...

Есть такое место в Москве, с которого можно увидеть театр...
Ну, здесь видно: Московский драматический театр имени А.С. Пушкина.
1.



[+ 2 фото и 3 загадки...]

Потом развернуться на 180 градусов и увидеть ещё один театр...
А что это за театр, знаете?
2.



Затем слегка передвинуть объектив вперёд, а там...
Кафе "Бублик" одного из кандидатов в президенты.
"Скажите, как его зовут?" :))
3.


А место назовёте?



promo luvida november 15, 2013 07:19 381
Buy for 20 tokens
Меня зовут Любовь. Я всегда рада добрым людям, и мне совершенно безразлично, каков ваш рейтинг, СК, социальное положение, раса, гражданство или национальность. Пишу я обо всём, что происходило, происходит и, возможно, будет происходить со мной и вокруг меня. Со мной можно не соглашаться и даже…
розовое

Лишь для тебя горят на небе звёзды...

Едем в машине. По радио передают концерт по заявкам.
Жена поздравляет любимого мужа, который сидит рядом с ней, рассказывает, какой он у неё замечательный…

Парень радуется, что живёт в Москве, самом лучшем городе на земле, и просит для всех москвичей поставить песню…

Огромная семья, перечисляя всех, радуется первому дню рождения своей доченьки, сестрёнки, внучки, племянницы…

И вдруг – спокойный и бодрый женский голос:
- Здравствуйте, уважаемая редакция! У меня сегодня день рождения! Я желаю себе здоровья, счастья, радости, хорошего настроения! И прошу исполнить для меня песню в исполнении Стаса Михайлова.
И любимец женщин запел:
Всё для тебя - рассветы и туманы,
Для тебя - моря и океаны,
Для тебя - цветочные поляны,
Для тебя…

А знаете, у меня даже в мыслях не мелькнуло пожалеть эту женщину.
Я вдруг подумала, что она - молодец!
Что звёзды точно горят для неё, и моря-океаны - для неё, и цветочные поляны...
розовое

Не прошло и полгода...

Да какой там полгода!
Всего чуть больше месяца прошло, как мне совет дали - не шить вторые шторы на дачу, а поехать и купить рулонные шторы.

Вот, любуйтесь, уже висят...
А лёгким движением руки их можно просто поднять наверх, они сами свернутся в рулончик.



- Купила бы белые, можно было бы вместо киноэкрана использовать, - пошутил муж...

Кстати, белые там, в IKEA, тоже есть.
Но мы с сыном выбрали серые.

Та что, спасибо за совет, Оля olka_fish28  и Елена elena_kolbasa

А я в свою очередь советую всем обращаться за советами в ЖЖ!
розовое

«Я убит подо Ржевом…»

Перебираю фотографии из последней поездки, одним из пунктов которой был город Ржев.
А в голове крутятся строки: «Я убит подо Ржевом…».
Эти строки вспоминались мне и при подъезде к городу, и на прогулке по нему…

А вот интересно, подумала я, почему А. Твардовский написал такое стихотворение?
Должна здесь быть какая-то история...



Вот она, эта удивительная история.

Александр Твардовский пришёл в госпиталь имени Н.Н. Бурденко в Москве навестить раненых.
Возле кровати одного из них сидела женщина – мать раненого солдата.
Она подошла к поэту и показала ему похоронку:
«Ваш сын, красноармеец Бросалов Владимир Петрович в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 25 сентября 1942 года. Похоронен на восточной окраине дер. Бершево Зубцовского района Калининской области».

[Spoiler (click to open)]

В этой похоронке было несколько ошибок. Во-первых, деревня называлась Борщёво, а во-вторых – и это самое главное! – сын женщины остался в живых.

Александр Трифонович расспросил бойца и записал его рассказ.

Бои в этих местах шли не на жизнь, а насмерть. Каждая высота отстаивалась ценой огромных потерь. Не сумев выбить наших солдат с очередной высоты, фашисты бросили на подмогу «юнкерсы». В результате разрыва сброшенной бомбы Владимир Бросалов потерял сознание.


Полку, в котором служил Бросалов, было приказано любой ценой взять высоту. Приказ был выполнен ценой огромных потерь — от полка осталось полтора десятка бойцов. Не сумев выбить наших солдат с ходу, фашисты бросили на подмогу «юнкерсы». Перед очередным заходом пикировщиков Бросалов приметил бревенчатый накат с толстым слоем земли и бросился туда. Но в это мгновение внезапный разрыв оборвал сознание.

Нашли его на вторые сутки под грудой земли, из которой торчал кусок сапога.
- Да он шевелится! – крикнул солдат и принялся откапывать бойца.
Отлежавшись несколько дней в медсанбате своего взвода, Владимир снова встал в строй. Однако через некоторое время опять был тяжело ранен.

А мать в это время оплакивала своего сынка, сложившего голову в боях подо Ржевом…
Как, каким образом узнала она о том, что сын жив?..
Пишут, что её разыскали врачи. Что ж, может быть, людей неравнодушных у нас много…

Во всяком случае, услышав эту чудесную историю, А.Т. Твардовский пообещал, что обязательно напишет стихотворение.
И слово сдержал.

Прочтите его, кто не читал.
И перечитайте, кто читал.
[Стихотворение Я убит подо Ржевом]

Я убит подо Ржевом,
В безыменном болоте,
В пятой роте, на левом,
При жестоком налете.
Я не слышал разрыва,
Я не видел той вспышки,—
Точно в пропасть с обрыва —
И ни дна ни покрышки.
И во всем этом мире,
До конца его дней,
Ни петлички, ни лычки
С гимнастерки моей.
Я — где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я — где с облачком пыли
Ходит рожь на холме;
Я — где крик петушиный
На заре по росе;
Я — где ваши машины
Воздух рвут на шоссе;
Где травинку к травинке
Речка травы прядет, —
Там, куда на поминки
Даже мать не придет.
Подсчитайте, живые,
Сколько сроку назад
Был на фронте впервые
Назван вдруг Сталинград.
Фронт горел, не стихая,
Как на теле рубец.
Я убит и не знаю,
Наш ли Ржев наконец?
Удержались ли наши
Там, на Среднем Дону?..
Этот месяц был страшен,
Было все на кону.
Неужели до осени
Был за ним уже Дон
И хотя бы колесами
К Волге вырвался он?
Нет, неправда. Задачи
Той не выиграл враг!
Нет же, нет! А иначе
Даже мертвому — как?
И у мертвых, безгласных,
Есть отрада одна:
Мы за родину пали,
Но она — спасена.
Наши очи померкли,
Пламень сердца погас,
На земле на поверке
Выкликают не нас.
Нам свои боевые
Не носить ордена.
Вам — все это, живые.
Нам — отрада одна:
Что недаром боролись
Мы за родину-мать.
Пусть не слышен наш голос, —
Вы должны его знать.
Вы должны были, братья,
Устоять, как стена,
Ибо мертвых проклятье —
Эта кара страшна.
Это грозное право
Нам навеки дано, —
И за нами оно —
Это горькое право.
Летом, в сорок втором,
Я зарыт без могилы.
Всем, что было потом,
Смерть меня обделила.
Всем, что, может, давно
Вам привычно и ясно,
Но да будет оно
С нашей верой согласно.
Братья, может быть, вы
И не Дон потеряли,
И в тылу у Москвы
За нее умирали.
И в заволжской дали
Спешно рыли окопы,
И с боями дошлиДо предела Европы.
Нам достаточно знать,
Что была, несомненно,
Та последняя пядь
На дороге военной.
Та последняя пядь,
Что уж если оставить,
То шагнувшую вспять
Ногу некуда ставить.
Та черта глубины,
За которой вставало
Из-за вашей спины
Пламя кузниц Урала.
И врага обратили
Вы на запад, назад.
Может быть, побратимы,
И Смоленск уже взят?
И врага вы громите
На ином рубеже,
Может быть, вы к границе
Подступили уже!
Может быть… Да исполнится
Слово клятвы святой! —
Ведь Берлин, если помните,
Назван был под Москвой.
Братья, ныне поправшие
Крепость вражьей земли,
Если б мертвые, павшие
Хоть бы плакать могли!
Если б залпы победные
Нас, немых и глухих,
Нас, что вечности преданы,
Воскрешали на миг, —
О, товарищи верные,
Лишь тогда б на воине
Ваше счастье безмерное
Вы постигли вполне.
В нем, том счастье, бесспорная
Наша кровная часть,
Наша, смертью оборванная,
Вера, ненависть, страсть.
Наше все! Не слукавили
Мы в суровой борьбе,
Все отдав, не оставили
Ничего при себе.
Все на вас перечислено
Навсегда, не на срок.
И живым не в упрек
Этот голос ваш мыслимый.
Братья, в этой войне
Мы различья не знали:
Те, что живы, что пали, —
Были мы наравне.
И никто перед нами
Из живых не в долгу,
Кто из рук наших знамя
Подхватил на бегу,
Чтоб за дело святое,
За Советскую власть
Так же, может быть, точно
Шагом дальше упасть.
Я убит подо Ржевом,
Тот еще под Москвой.
Где-то, воины, где вы,
Кто остался живой?
В городах миллионных,
В селах, дома в семье?
В боевых гарнизонах
На не нашей земле?
Ах, своя ли. чужая,
Вся в цветах иль в снегу…
Я вам жизнь завещаю, —
Что я больше могу?
Завещаю в той жизни
Вам счастливыми быть
И родимой отчизне
С честью дальше служить.
Горевать — горделиво,
Не клонясь головой,
Ликовать — не хвастливо
В час победы самой.
И беречь ее свято,
Братья, счастье свое —
В память воина-брата,
Что погиб за нее.