October 30th, 2015

розовое

Колымские поэты

Сегодня день памяти жертв политических репрессий.
Сегодня у меня стихи колымских поэтов - тех, кто приехал на Колыму не по своей воле. Кому-то из них выпало счастье вернуться «на материк», но многие навсегда остались лежать в промёрзлой магаданской земле. Вечная им память.

Варлам Шаламов – наверное, самый известный колымский «сиделец», автор «Колымских рассказов». Арестован в 1937 году за контрреволюционную троцкистскую деятельность (КРТД), осужден на 5 лет с отбыванием срока на Колыме. В 1942 году повторно осужден на 10 лет. Освободился в 1951 году. Реабилитирован в 1956 году. Умер в 1982 году.

Я видел все: песок и снег,
Пургу и зной.
Что может вынесть человек —
Все пережито мной.
И кости мне ломал приклад,
Чужой сапог.
И я побился об заклад,
Что не поможет Бог.
Ведь Богу, Богу-то зачем
Галерный раб?
И не помочь ему ничем,
Он истощен и слаб.
Я проиграл свое пари,
Рискуя головой.
Сегодня — что ни говори,
Я с вами — и живой.


[Spoiler (click to open)]

Владимир Нарбут менее известен нашим современникам, однако в своё время его считали своим учителем и литературным покровителем Э. Багрицкий, Ю. Олеша, И. Ильф, Е. Петров… В 1936 году В. Нарбут был арестован и Особым совещанием НКВД СССР осуждён на 5 лет лишения свободы за контрреволюционную деятельность (КРД). Отбывал наказание на Колыме, где весной 1938 года был повторно обвинён в контрреволюционной агитации и 14 апреля 1938 года по постановлению Тройки НКВД расстрелян. Посмертно реабилитирован в 1956 году.

Уж солнце, отойдя к лугам,
Запало в глубь далёких рощ;
И по широким лопухам
Закапал редкий крупный дождь.
За буйною слезой слеза
Ударила в стекло окна;
Сверкнула молния в глаза;
Блеснула пламенем она, -
И гром раскатом дом потряс,
И серый сумрак двор закрыл…
И щедрый ливень добрый час
Шумел в саду и воду лил…
Затем, когда гроза ушла, -
Лужайка стала озерком,
И в небе радуга легла
Зеленоватым ободком.
Свистели иволги, и свист
Переливался и звенел:
Ручей болтал, журчал и пел,
И сад был ярок, свеж и чист…


Шалва Цвижба – это имя открыл для меня магаданский писатель-исследователь А.М. Бирюков. Архивного дела на Ш. Цвижбу я в руках не держала и даже ничего о нём не слышала. Подозреваю, что дело было передано на хранение в архив Абхазии. Потому что даже А.М. Бирюков узнал о колымском периоде абхазского поэта случайно, о чём он пишет в своей книге «Жизнь на краю судьбы». Там же приведена автобиография Шалвы Цвижбы, из которой явствует, что в 1935 году он был осуждён на 5 лет каторжных работ и вечное поселение на Крайнем Севере. В 1940 году освободился из лагеря, но разрешение выехать из Магадана получил лишь в 1953 году. Умер в 1987 году.

Шёл пароход в Магадан.
Ехал я вместе с друзьями.
Мачты скрипели над нами,
Глухо шумел океан.
Я возвращаюсь назад...
Где вы, друзья? Где вы годы?
Лишь океанские воды
Глухо и долго шумят.


Виктория Гольдовская – исключение из большого ряда поэтов Колымы, и не только потому что женщина. Она прибыла в Магадан в 1946 году добровольно, на работу в «Дальстройпроект». Поначалу жизнь на Северо-Востоке складывалась удачно: в этом же году был издан первый сборник её стихов, в 1948 году она перешла на работу в радиокомитет Магадана. Но в 1949 году Виктория Гольдовская была арестована и осуждена Военным Трибуналом НКВД Дальстроя на 7 лет лишения свободы. В 1954 году освобождена и реабилитирована. Умерла в 1974 году.

Бухта
Крута, как древний лук тугой,
Дуга земли. Родная гавань
Швыряет яростный прибой
В песок и лед, в снега и травы.
Пожалуй, океанский флот
Мог разместиться в бухте этой,
Когда б у северных широт
Не столь коварно было лето.
Когда б июнь, устав от льдов,
Не оседал пургой нежданно
На скользких палубах судов
У черных пирсов Марчекана.
От этих пирсов, ветру в лоб,
Грядущих штормов не считая,
Уходят рыбари на лов
Голубоглазого минтая.
Навстречу — птичьи косяки,
Навстречу — солнечное море
И золотые маяки
С огнями вечными на створе.
Лишь чайки жалобно кричат
О том, что в пору ледостава
К тебе не все придут назад,
Крутая, яростная гавань.


Осип Мандельштам умер в пересыльной тюрьме Владивостока 27 декабря 1938 года, по дороге на Колыму. До Магадана доехало лишь личное дело на арестованного... Реабилитирован посмертно в 1956 году.

Ленинград
Я вернулся в мой город, знакомый до слез,
До прожилок, до детских припухлых желез.
Ты вернулся сюда, так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей,
Узнавай же скорее декабрьский денек,
Где к зловещему дегтю подмешан желток.
Петербург! я еще не хочу умирать!
У тебя телефонов моих номера.
Петербург! У меня еще есть адреса,
По которым найду мертвецов голоса.
Я на лестнице черной живу, и в висок
Ударяет мне вырванный с мясом звонок,
И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных.

На колымской земле в разные годы и разные сроки отбывали также Анатолий Жигулин, Борис Лозовой, Борис Ручьёв, Юрий Домбровский, Валентин Португалов и другие.

P.S.
Я уже писала о них - 4 года назад.
И ещё о других, репрессированных и реабилитированных - здесь.



promo luvida november 15, 2013 07:19 381
Buy for 20 tokens
Меня зовут Любовь. Я всегда рада добрым людям, и мне совершенно безразлично, каков ваш рейтинг, СК, социальное положение, раса, гражданство или национальность. Пишу я обо всём, что происходило, происходит и, возможно, будет происходить со мной и вокруг меня. Со мной можно не соглашаться и даже…
розовое

«Про Любовь Раневскую»

В нынешнем октябре четверги у меня дни сплошь театральные, если вы успели заметить. Вчерашний четверг ничем не отличался от других. Я опять благодаря mosblog и ketosha ходила в театр!

Прежде чем рассказать о вчерашнем своём походе, должна вам признаться в страшном – я не люблю по крайней мере половину пьес Чехова. Я их в большинстве своём не понимаю. В том числе и «Вишнёвый сад». Ну что это: мой сад, ах мой милый прекрасный сад! - когда судьбы рядом живущих людей летят к чертям?! И это, заметьте, комедия!

Вот потому и пошла. Может, думаю, Евгения Добровольская поможет мне разгадать «загадочную душу» Любови Андреевны Раневской?
Ведь спектакль Московского драматического театра АпАРТе так и называется - «Про Любовь Раневскую».


Фото с театрального сайта.


Сразу скажу, что хороший получился спектакль, смотреть было увлекательно. Рядом сидела группа молодёжи – то ли старшеклассники, то ли первокурсники. По репликам поняла, что им тоже понравилась постановка. В антракте один парнишка пытался выразить, что такое театр:
- Это что-то… ну, такое… что-то особенное!
И я с ним согласна. Словами объяснить трудно, что такое этот самый театр.

Разгадала ли я наконец душу главной героини? Вряд ли, думаю. Но немножко заглянула в неё – через образ, сыгранный Евгенией Добровольской. И вот какой она мне представляется.

Жила-была женщина – обыкновенная: добрая, неглупая. В богатстве и довольстве жила. Муж, двое детей, шикарная усадьба. Денег не считала, нужды ни в чём не испытывала. И не задумывалась, счастлива ли она, хорошо ли живётся ей.
И вдруг в одночасье потеряла сначала мужа, а потом маленького сына. Мир рухнул. Привычный мир – без горя и забот. И никакой поддержки: брат – легкомысленный кутила, привыкший жить за чужой счёт. Осталась лишь дочь – как напоминание о той – оказалось, счастливой! – жизни. Да ещё этот дом и этот сад, где когда-то всё было наполнено счастьем и радостью.
Подвернулся заезжий молодец, поманил за собой и – ухнула наша Любовь Андреевна в омут любви – пропади всё пропадом!

Вот так, мне кажется. Или вы по-другому видите Раневскую? Может быть, поделитесь своими размышлениями?
А у меня появился повод перечитать «Вишнёвый сад». А может, и другие пьесы А.П. Чехова.


розовое

Прогулка по Магадану

Мой друг уехал в Магадан,
Снимите шляпу…
(В. Высоцкий)
Тут как-то совпало. Во-первых, наш друг на днях останавливался у нас по пути в Магадан – нет, «не по этапу», а в гости к племяннику. Да, оказывается, туда вполне реально съездить, - надо только подгадать определённый рейс с недорогими билетами. Вот мы и «загорелись»: а не слетать ли в город нашей молодости следующим летом?

Ну, а я вчера перед театром прилегла почитать на четверть часика, да и задремала…
И приснилось мне, что мы с Лёшкой идём в театр – Магаданский областной музыкально-драматический. Зима, сугробы по… в общем, мне по пояс будут, снежок под ногами похрустывает… А мы идём такие все в Дольче Габана в дублёнках и меховых шапках по улице Дзержинского до проспекта Карла Маркса.
Ага, в Магадане все улицы, переулки и проспекты названы по-советски. И никто их никогда не переименовывал: Магадан-то город советский. Он даже как посёлок зародился в 1929 году, а статус города получил в 1939-м.
1.



Именно здесь, на углу проспекта К. Маркса и улицы Дзержинского, и стоит театр - почти ровесник Магадана.
[Нажмите, чтобы прочитать + 3 фото]

Он начался с театрального коллектива, организованного в 1932 году в Управлении Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей (УСВИТЛ), который с 1938 года стал "Драматическим театром имени М. Горького городского коммунального отдела Главного управления строительства Дальнего Севера НКВД".
2.



Рядом в переулке – дом, где в однокомнатной хрущёвке на 5-м этаже жил Вадим Козин. У самого я в гостях не бывала, а вот с Диной Акимовной - "агелом-хранителем" певца в последние годы его жизни - дружбу водила. Там теперь музей, стараниями Дины Акимовны же созданный. А в скверике на проспекте Карла Маркса, нынче установлена скульптура, которой в те годы ещё не было. На скамеечке возле своего дома в валенках сидит... памятник В.А. Козину.
3.



А в театр мы с мужем ходили довольно часто, - в основном, на музыкальные спектакли. Там пели замечательные Владимир Барляев и Алла Девятирикова – сейчас оба народные артисты России. В. Барляев, к сожалению, уже покойный. Кстати, Владимира Барляева многие из вас могли слышать - он исполнял музыкальные партии в художественном фильме по оперетте "Летучая мышь".
Порадовалась, что храню программки почти всех спектаклей, на которых когда-либо побывала.
4.



Фото не мои, их мне прислала из Магадана Марина Терентьева.



розовое

Про сталинские репрессии: Не будите лихо!

Мне сегодня предложили подписать петицию такого вот содержания:




[Нажмите, чтобы прочитать полностью текст петиции]

Любовь,
"Мы живем под собою не чуя страны..." - написал осенью 1933 один из крупнейших поэтов ХХ века Осип Мандельштам. В мае 1934 его арестовали по доносу, в 1938 году он умер в лагере. Мы очень мало знаем про его смерть.

Мы очень мало знаем и про судьбы миллионов других людей, точно также как и Мандельштам, приговоренных к ссылкам и казням во времена сталинских репрессий.
О тех, кто доносил, допрашивал, пытал и расстреливал – мы не знаем почти ничего: архивы советских органов госбезопасности все еще закрыты для граждан.

А в прошлом году срок засекречивания документов о работе ВЧК-НКВД-КГБ продлили еще на 30 лет - до 2044 года.
Это значит, что еще как минимум 30 лет мы не сможем ничего узнать о тех страшных годах нашей истории. Родственники репрессированных так и не узнают подробности смерти своих родителей, бабушек и дедушек.

Сегодня, 30 октября, День памяти жертв политических репрессий.

Ежегодно накануне этого дня в Москве зачитывают имена жертв террора – имена звучат у Соловецкого камня целый день. За 9 лет проведения этой акции не дошли даже до половины списка погибших.

Пожалуйста, подпишите петицию об отмене решения о продлении срока засекречивания архивов ВЧК-НКВД-КГБ.

Мы имеем право знать свою историю – включая самые темные ее страницы.
Спасибо,
Иван Павлов, команда 29, Санкт-Петербург




Но здесь же мало правды, ребята!

- Про смерть Осипа Мандельштама я уже писала здесь: http://luvida.livejournal.com/640536.html
Давно известно, что Осип Мандельштам умер от паралича сердца 27 декабря 1938 года в пересылочной тюрьме г. Владивостока – по дороге на Колыму. Я держала в руках его архивное дело, которое хранится, кстати, в архиве МВД.

- «Родственники репрессированных так и не узнают подробности смерти своих родителей, бабушек и дедушек» - тоже неправда!!!
Статья 11 Закона РФ О реабилитации жертв политических репрессий от 18.10.1991г.:
«Реабилитированные лица, а с их согласия или в случае их смерти - родственники имеют право на ознакомление с материалами прекращенных уголовных и административных дел и получение копий документов. Ознакомление других лиц с указанными материалами производится в порядке, установленном для ознакомления с материалами государственных архивов. Использование полученных сведений в ущерб правам и законным интересам проходящих по делу лиц и их родственников не допускается и преследуется в установленном законом порядке.»

- «О тех, кто доносил, допрашивал, пытал и расстреливал – мы не знаем почти ничего» - вот это правда. И это правильно! Последняя фраза приведённой выше цитаты из статьи Закона как раз об этом. Даже если я знаю имена тех, кто «доносил, допрашивал, пытал и расстреливал», я не имею права – ни законного, ни морального – говорить об этом. Не стоит открывать этот «ящик Пандоры».

Ну вот, узнаем мы эти имена – что дальше? Новые репрессии, гонения? Новые доносчики и палачи?

И... А вы уверены, что ваш родственник ни на кого не доносил? Хотели бы вы об этом узнать? И чтобы узнали об этом другие?