April 18th, 2014

promo luvida november 15, 2013 07:19 381
Buy for 20 tokens
Меня зовут Любовь. Я всегда рада добрым людям, и мне совершенно безразлично, каков ваш рейтинг, СК, социальное положение, раса, гражданство или национальность. Пишу я обо всём, что происходило, происходит и, возможно, будет происходить со мной и вокруг меня. Со мной можно не соглашаться и даже…
розовое

Удивительный мир наш ЖЖ!

На днях написала про авоськи в переходе на Тверской. И получила отклик.
Во-первых, на правах теперь уже почти знакомой, пиарю журнал avoski
Ну, и добавляю информацию – из первых рук, так сказать..
Павильон в переходе - продукт социального проекта «Авоська дарит надежду».
Как ответили в комментарии, «аренда павильона пока нам стоит 5000 рублей в месяц. Слепому в руки за работу достается - плетение самой дешевой авоськи "old style" 100 руб.; за наплечную 130, если побольше размер до 160. Работа нелегкая, но в месяц доход наших людей порядка 20 тыс.».
Симпатичную продавщицу зовут Светочка, и она не глухонемая, а глухая.
пальцем в небо

Обещала рассказать...

... о картине Н.А. Ярошенко "Хор".
Рассказываю. Вернее, цитирую.
[Spoiler (click to open)]

"Дверь мне открыли не сразу. А было так. Однажды в Ленинграде я... шёл по Кировскому проспекту и любовался неповторимой красотой архитектурных сооружений города. Взгляд мой невольно остановился на большом здании с табличкой № 69/72. Ведь это дом, в котором живёт Татьяна Николаевна Павлова, наследница и владелица замечательной коллекции картин, среди которых и произведение Ярошенко "Хор". Сколько писем я послал именно на этот адрес! Я стоял в нерешительности. А что если зайти? Ведь несколько лет я делал попытки хотя бы с ней повидаться. Но всякий раз получал самый решительный отказ. Мне передавали, что ни в какие переговоры о продаже этого произведения она вступать не намерена. Эту картину любил Иван Петрович, она висела в его кабинете, и по-хорошему понятны чувства Татьяны Николаевны.
Поднимаюсь на второй этаж, нажимаю кнопку звонка квартиры № 16 и жду. Послышались лёгкие шаги, и в чуть приоткрытой двери я увидел пожилую женщину с недоуменно вопрошающим взглядом. В ответ на рекомендацию я услышал неумолимое:
- Но, помилуйте, ведь я просила передать, чтобы Вы не делали никаких попыток... О картине не может быть и речи...
- И всё-таки, - говорю, вздохнув, - я не мог, не имел права уехать, не побывав у Вас и не посмотрев картину. Для меня это так необходимо...
... Меня пригласили войти. В гостиной все стены были увешаны картинами...
Забыв, что я всего лишь непрошеный гость, стал вслух и увлечённо выражать свой восторг...
Татьяна Николаевна молча слушала, и мне показалось. что глаза её потеплели.
... После осмотра мы сели и завязалась непринуждённая беседа. Я стал рассказывать о своих похождениях, мытарствах, трудностях и переживаниях, связанных с организацией музея, с поисками произведений Ярошенко...
Татьяна Николаевна внимательно слушала, расспрашивала о музее, о художнике, о пропаганде его творчества. Затем. помолчав, сказала, что согласна передать картину на время, но прежде должна посоветоваться со своими взрослыми детьми.
Назавтра я еле дождался назначенного мне часа встречи... Дверь открылась широко и приветливо, как бы предвещая удачу. Так оно и было. Татьяна Николаевна сообщила о своём и согласии детей передать музею картину "Хор" насовсем.
... Когда снимали картину со стены, Татьяна Николаевна села в кресло и, закрыв глаза, заплакала. Её слёзы были понятны. Для неё это была не просто картина, но дорогая и близкая ей память о Павлове, она расставалась с ней как с близким другом. Но человек большой культуры и ума, она понимала значение этого художественного произведения для русского искусства, для народа."






Такая вот история. А кто этот человек. я вам позже скажу.
А может, вы мне сами скажете...