August 18th, 2010

2016

Кузьмич



О Кузьмиче я слышала давно и часто. Когда-то в 70-е годы прошлого века родители мужа дружили «домами» с семьёй Киянов. «Душа любой компании», – всякий раз с восхищением говорили родственники, когда речь заходила о Кузьмиче, и воображение нарисовало и прочно закрепило в моём сознании образ этакого большого, шумного, громкоголосого балагура, заполняющего собой всё пространство.


Представляете моё удивление при виде худощавого, седовласого человека среднего роста с тихим голосом хитровато-застенчивой улыбкой. Встретились мы с Владимиром Кузьмичем Кияном на выставке его картин в Красногорском ДК «Подмосковье». 

«Изумительные», «солнечные», «прозрачные», «светлые», – такими эпитетами наделяли посетители картины художника. По-доброму отзывались гости и о самом авторе: что человек он замечательный и художник великолепный; что громко не говорит, но умеет удивить своими картинами; что дарит людям доброту и радость; что край свой любит и прославляет своими работами.

  


Беседуя с Владимиром Кузьмичом и его супругой Тамарой Андреевной, я поинтересовалась, почему о художнике Кияне и его работах нет никаких сведений в Интернете. Кузьмич улыбнулся своей «фирменной» улыбкой:
– Не могу относиться к живописи как к источнику дохода. Для меня это только хобби. Некая отдушина, которая помогла притупить боль и тоску от потери любимой работы. Я считаю себя хирургом.
Не надо перечитывать предыдущий абзац. Это не опечатка. Когда-то, когда Владимир Кузьмич ещё не был художником, он был хирургом. Главным хирургом Ленинабадской области. Моя свекровь Нина Васильевна, которая занимала тогда витиеватую на слух должность замзавоблздравотделом, рассказывала, что Киян был специалистом высочайшего класса, он брался за операции любой сложности и проводил их блестяще. Может, поэтому Владимир Кузьмич считает главным делом своей жизни именно медицину, а не живопись. Рассказывая о тех временах, Кузьмич молодеет на глазах. Красочно и подробно расписывает, как тщательно готовился к каждой операции, делая цветными карандашами чертежи и рисунки; как боролся с властями за благоустройство больниц и медицинских пунктов в районах; как требовал от больничного руководства соблюдения гигиены и санитарии. И оперировал, оперировал, оперировал…
– Думаете, так легко с ним? – Вступает в разговор Тамара Андреевна. – У него всегда на первом месте была работа. Да, руки у него золотые, он может всё сам сделать и починить: от мебели до радиоприёмника. Но… хирургу руки надо беречь, как пианисту.
– Если царапина малейшая, на 7 дней от операций отстраняли, – подтверждает Кузьмич слова супруги, – хирургов и хирургических сестёр даже на сбор хлопка не посылали.
Кто не знает, сбор хлопка в Таджикистане в те годы, равно как уборка картофеля в России, был делом святым.
– Вот-вот, – продолжает Тамара Андреевна, – Именно поэтому мы с дочерью сами, своими руками дачу строили. Все считают, что я купаюсь в роскоши, но живём мы очень скромно. Хорошо, что в последнее время хоть немного стал продавать свои картины, чтобы купить краски, кисти, холсты. Раньше всё раздавал. Бессребреник!
И не поймёшь, чего больше в словах Тамары Андреевны: гордости за своего талантливого мужа или обиды на то, что за долгую трудовую жизнь так и не нажили добра.
– Тома, не увлекайся! – в тихом голосе Кузьмича звучат металлические нотки. Из-за мягкой оболочки художника на мгновение проглядывает железный характер хирурга. И как бы в подтверждение этого Тамара Андреевна заключает:
– Он лидер по характеру. Вокруг него всегда люди собираются. Но близким людям с ним нелегко. На первом месте всегда карьера.
За последние 30 лет они вместе пережили несколько инфарктов Кузьмича. Как раз «благодаря» первому инфаркту (ещё в Таджикистане) он и начал пробовать свои силы в живописи. Лет через пять, уже в Красногорске, занялся этим вплотную, поскольку после второго инфаркта вынужден был выйти на пенсию и очень переживал, что не может больше держать в руках скальпель.

   


– Долго ещё хирургия снилась, – с тоской в голосе говорит Кузьмич, – «оперировал» каждую ночь, иногда просыпался в холодном поту: что-то не получалось. А потом отошло потихоньку, хотя и сейчас иногда снятся операции. Но уже не так часто...
В 50-летнем возрасте В.К. Киян поступил в Заочный народный университет искусств, успешно его окончил. Творческое объединение Красногорских художников «ЛИК» приняло его в свои ряды. Он состоит также в Творческом союзе художников России и Международной федерации художников ЮНЕСКО. Примерно раз в три года ДК «Подмосковье» бесплатно предоставляет зал для выставки его произведений. Даже в Париже в 1994 году в одной из католических церквей прошла его персональная выставка. Бывший коллега-врач помог организовать.
Владимир Кузьмич давно уже профессионал, но всё ещё считает себя любителем. Потому что пишет картины «для души», и у него это здорово получается. Его работы поднимают настроение и дают надежду, что не всё так мрачно и плохо в этом мире. И какое ему дело до таких мелочей жизни, как Интернет, реклама, каталог?!

Я даже не стала спрашивать, доволен ли он своей жизнью …

promo luvida november 15, 2013 07:19 381
Buy for 20 tokens
Меня зовут Любовь. Я всегда рада добрым людям, и мне совершенно безразлично, каков ваш рейтинг, СК, социальное положение, раса, гражданство или национальность. Пишу я обо всём, что происходило, происходит и, возможно, будет происходить со мной и вокруг меня. Со мной можно не соглашаться и даже…