Любовь (luvida) wrote,
Любовь
luvida

Category:

Лирическая страничка. Андрей Моисеев


          А знаете что? Что это мы всё классиков читаем? Давайте я познакомлю вас с творчеством поэта-современника. Надеюсь, что его стихи вам понравятся, и вы запомните это имя – Андрей Моисеев a_moiseev
Классиков ведь тоже не сразу классиками признали. И кто знает…
У меня рука лёгкая :))
 

            Падают яблоки...
Падают яблоки в старом саду.
Ветер тяжелые ветви колышет.
Дождь барабанит устало по крыше:
«Лето прошло – и я тоже пройду».

Долгая песня подходит к концу.
Сколько всего было в этом сюжете –
Яблони в белом и розовом цвете,
Ветер, что гладил тебя по лицу,

Пение птиц и жужжанье пчелы,
Шелест листвы и ночная прохлада.
В жизни размеренной старого сада
Всё сочтено – от ростка до пилы.

Всё повторимо в кружении лет,
Только нельзя управлять временами –
Те, кто сажал эти яблони с нами,
В памяти нашей, но рядом их нет. 

Сад, ты ведь тоже их помнишь, мой брат!
Помнит кора их усталые руки,
Новые листья, вернувшись на круги,
Нежное что-то о них говорят.

Будто бы ветер читает тетрадь,
Только листвы не понять языка мне…

Падают с яблони спелые камни, 
Некому больше их собирать.
 
            Три часа перелета...
…Были пляж и отель. Загорая, резвясь и купаясь,
Мы с тобою забыли отлёта назначенный час.
Ты, конечно, ворчал, что я вечно туплю и копаюсь -
И оставил очки. И автобус уехал без нас. 

Мы поймали такси, и оно нас удачно домчало – 
Мы последними были у стойки, где смотрят билет,
Но на наше «together*» мадам головой покачала
И на все уговоры лишь «sorry**» твердила в ответ.

В этом «сорри»  сквозило: 
«Подумаешь, дело какое -
Три часа перелёта помаются в разных углах.
Ну и рейс! – обалдеешь с капризною этой Москвою,
Понаехали тут, понимаешь… храни их Аллах…»

Фантастический отпуск померк для меня в одночасье.
Я забилась в свой угол, и было одно на уме -
Три часа перелета, три капли последнего счастья
Заменили разлукой в комфортной летучей тюрьме!

А хотелось болтать, и шампанское пить по глоточку,
И уснуть ненадолго, прижавшись к родному плечу.
Я пыталась всё это проделать сама в одиночку,
Но стучало в висках – «не хочу без тебя, не хочу!»

Началась турбулентность – наш лайнер трясло и болтало,
И тревожную тишь разрывало ребенка нытьё.
Мне словами не выразить, как же тебя не хватало,
Чтобы взять твою руку и крепко вцепиться в нее. 

А когда нам динамик поведал беспечно и звонко,
Что в Москве мокрый снег, и по области ноль-минус три,
Я представила обледенелую эту бетонку,
И тревожная жилка, как птица, забилась внутри. 

Не могу передать, до чего же мне стало тоскливо,
Когда я поняла, что поверх пассажирских голов
Ни обняться навек за мгновенье до страшного взрыва,
Ни сказать самых главных, не сказанных ранее слов!

В тот момент я не знала, кому адресую молитвы,
Но пилот незнакомый – а в общем, такой же, как все,
Без единой помарки, как будто по лезвию бритвы,
Ровно-ровно провел самолет по сырой полосе.

…До сих пор позабыть не могу – в коридоре зеленом
Никого не стесняясь, нахлынувших слез не тая,
Я целую, 
целую, 
целую тебя исступленно…
Несмышлёныш – 
ты так и не понял, чего это я…

*вместе
**извините
 
            Письмо на стекле
Здорово, дружище. Сегодня я пленник –
Посланья пишу на вагонном стекле.
Ты мой современник и мой соплеменник
На этой огромной и странной земле.

Несется мой дом на колесах, в котором
Пытаюсь иную реальность постичь,
Везя по бескрайним и сонным просторам
Свой титул, клеймо и диагноз – «москвич».

Случайности всякие в жизни бывают, 
Сводя нас порою в пространстве одном.
Твой дом у меня за окном проплывает,
А я за твоим проплываю окном.

Дружище, я вижу тебя спозаранку,
В закатных лучах и в бессонной ночи.
Ты пашешь и сеешь, и крутишь баранку,
Стоишь у станка и кладешь кирпичи.

А жизнь почему-то – то криво, то косо,
И всё-то ты крайний, и всюду напасть.
И тащит страну у тебя из-под носа
Начальство, милиция, местная власть.

А я получаюсь везучим субъектом,
Который по жизни идет налегке
Широким и светлым московским проспектом,
Перо от жар-птицы зажав в кулаке.

Не будем вдаваться - какими путями
Москва оказалась в обличье врага.
Нет, я никогда не толкался локтями,
И все-таки ем от того пирога:

Меня молдаванин везет на работу,
Мой двор поутру убирает таджик,
И если Москва удивляет кого-то, 
То я удивляться с годами отвык.

А годы уходят, все меньше нас грея.
Однажды мы выйдем из этой игры,
Поняв, что по-прежнему жизнь - лотерея,
В ней девять десятых – пустые шары.

…В стакане размеренно звякают ложки,
Уютно и тихо в купе у окна.
«Прости меня, брат», - я пишу на окошке
И вижу, как тают мои письмена.
Tags: лирическая страничка
Subscribe
promo luvida november 15, 2013 07:19 381
Buy for 20 tokens
Меня зовут Любовь. Я всегда рада добрым людям, и мне совершенно безразлично, каков ваш рейтинг, СК, социальное положение, раса, гражданство или национальность. Пишу я обо всём, что происходило, происходит и, возможно, будет происходить со мной и вокруг меня. Со мной можно не соглашаться и даже…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments